6 мая 2020 в 10:18

Михаил Астапов: «Футбол проходит через всю мою жизнь»

Ректор Кубанского государственного госуниверситета из Краснодара Михаил Астапов - большой почитатель футбола. «Самый футбольный ректор не только России, Европы, но и мира» - так, например, охарактеризовал его президент Национальной студенческой футбольной лиги Андрей Стукалов.
 
В декабре минувшего года Михаил Астапов был переизбран на должность ректора КубГУ. Именно с его приходом в университет футбольная команда начала покорять вершину за вершиной. Ныне ФК «КубГУ» - трехкратный чемпион Европы, в том числе действующий. Трижды краснодарцы побеждали в НСФЛ. В интервью Независимой спортивной газете ректор КубГУ рассказал об увлечении футболом, любимых командах, памятных событиях. И не мог обойти стороной успехи студенческой футбольной команды. Полная версия интервью доступна на сайте Независимой спортивной газеты.
 
- Михаил Борисович, ваше увлечение футболом с чего началось, вы помните?
- Знаете, меня не покидает ощущение, что футбол проходит через всю мою жизнь. Первый связанный с футболом эпизод, который я помню, хоть и смутно, произошел в 1966 году. Тогда на чемпионате мира в Англии сборная Советского Союза заняла самое высокое место в своей истории - 4-е. Мне было неполных 7 лет. Мой отец не любитель футбола, но мы вместе смотрели матч по телевизору. Теперь я понимаю: то был или полуфинал СССР - ФРГ, или игра за 3-е место СССР - Португалия. Помню реакцию отца: он меня обнимает во время одного из эпизодов. Так что для меня футбол начинается с чемпионата мира-1966. Но это только микро-эпизод, а осознанно футбол вошел в мою жизнь осенью 1967-го. Не знаю, почему (вероятно, под влиянием силы личности Льва Ивановича Яшина), я с октября того года начал внимательно наблюдать за московским «Динамо». Тогда, кроме Яшина, там играли Игорь Численко, Геннадий Еврюжихин и многие другие классные мастера. Оттуда и началось футбольное «боление».
 
Прошло много времени, изменились какие-то приоритеты, но с разной степенью погруженности я всегда наблюдаю за этой командой. Совершенно особый эпизод - это 1972 год. Московское «Динамо» первым из советских команд добралось до финала еврокубков — это был Кубок обладателей кубков. Играли в Испании на стадионе «Барселона», это был еще не «Камп Ноу». Соперником был «Глазго Рейнджерс» из Шотландии. Я помню весь состав «Динамо» в том матче, как и всё, что связано с бело-голубой командой в 70-е годы. Тренировал тогда Константин Иванович Бесков, а начальником был Лев Яшин. Динамовцы проигрывали 0:3, но во втором тайме пришли в себя, забили один гол, второй… И на 86-й минуте уже близка развязка, «Динамо» чуть не сравнивает счет. В этот момент на поле выбегают болельщики шотландцев в состоянии алкогольного опьянения. Игра прерывается, происходят стычки с футболистами. Хорошо помню, как Йожефа Сабо ударили бутылкой по голове. Все рассчитывали, что игра будет переиграна. К сожалению, результат сохранили в силе (при этом «Глазго Рейнджерс» был отстранен от еврокубков на 1 год, - прим. С.Б.).
 
- Но «Динамо» не единственный клуб, за который вы переживаете…
- Да. Хотел бы сказать об эпизоде из 1973 года. Тогда в моей жизни появился другой клуб, который не выступал в высшей лиге, поэтому, как нынче говорят, конфликта интересов не возникло. Это краснодарская «Кубань». В этой команде выступал мой земляк, я сам родом из Тихорецка, - Евгений Бузникин. Он был кумиром нашего города. Естественно, тогда я не мог быть на стадионе «Кубань», но читал любимые свои газеты (я вообще очень люблю газеты) «Комсомолец Кубани», «Советскую Кубань», вырезал все материалы о команде. Это было до 1978 года, когда я приехал поступать в Краснодар и увидел «Кубань» воочию. Тем более, то был период невероятного подъема. Команду возглавлял Виктор Георгиевич Корольков. Он пришел в декабре 1976-го, когда «Кубань» была во второй лиге, на следующий год команда завоевала путевку в первую лигу. Я счастлив, что в то время оказался в Краснодаре и видел это своими глазами. Хорошо помню людей, которые сейчас в нашем футболе являются знаковыми. Например, полузащитника «Кубани» Юрия Семина, выступавшего в те годы здесь. Он играл и в 1980-м, когда команда уже была в высшей лиге. Мне кажется, выход туда - был великим праздником для всего Краснодарского края. Помню, как стадион в течение нескольких месяцев конца 1979 года-начала 1980-го перестроили, появился второй ярус, новые осветительные мачты. Я тогда жил футболом, не пропускал ни одного матча. Билеты на игры высшей лиги было достать практически невозможно, и я сидел на втором ярусе, на самом-самом верху.
 
- Вы в свое время входили в Общественный совет ФК «Кубань». Какие у вас были обязанности и полномочия?
- Когда у «Кубани» начали возникать проблемы, предпринимались различные попытки каким-то образом спасти клуб. Одной из них была идея создать некий Общественный совет, который будет существовать при клубе. На определенном этапе я входил в состав этого Совета. Честно скажу, я так до конца и не понял, с какой целью он был создан и каковы были его возможности. Понятно, чтобы как-то поддержать клуб, но из этой затеи, к сожалению, мало что вышло. Произошли события, которые привели в конечном итоге к тому, что «Кубань» покинула сначала высшую лигу, потом вообще потеряла право выступать в российском профессиональном футболе.
 
- Насколько я знаю, вы были сторонником, чтобы команду вторично, в 2016 году, возглавил румынский специалист Дан Петреску.
- Да, я поддержал идею пригласить Петреску. Я верил, что его приход будет способствовать стабилизации «Кубани», она вернется в премьер-лигу. Наверное, это бы удалось, если бы не финансовые проблемы, которые нарастали. По большому счету неудача Петреску во втором приходе в «Кубань» — это, скорее, не его неудача как тренера, а следствие сложившейся ситуации. Не могу судить об этом совершенно безапелляционно, потому что не знаком был с деталями внутренней кухни, не знал до конца нюансы финансового положения. С Даном же мы общались несколько раз. И у него было очень большое желание принести пользу «Кубани». Но сложности, вероятно, были непреодолимы, не всё зависело от него.
 
- Михаил Борисович, у вас большой стаж футбольного болельщика. Есть какие-то особо раздражающие вас правила? Меня, к примеру, злит желтая карточка за снятую футболку во время празднования гола. И вообще, что можно, на ваш взгляд, ввести в правила или, напротив, убрать?
- Футбол - игра устоявшаяся, я бы сказал консервативная. Мне кажется, его надо освободить от постоянной корректировки правил. Футбол заслужил того, чтобы правила оставались неизменными. И эти регулярно появляющиеся трактовки порой не знают даже пристально следящие за игрой болельщики. Нюансами владеют только судьи, которым даются конкретные установки. С моей точки зрения, это не совсем верно. Что касается снятых футболок… Я считаю, эта норма не самая лучшая. Но, если ты знаешь, что она существует, то не стоит снимать майку в 10-м туре, понимая, что к 15-му у тебя наберется энное количество карточек и ты пропустишь игру. Раз правило ввели, его надо соблюдать, хотя вводить его, может быть, не стоило, потому что это та самая корректировка, которая футбол излишне регламентирует.
 
Я считаю, что серьезной проблемой в футболе является история с «ВАР». Сказать, что я против этой системы, нельзя. Однако считаю, что любое новшество, если решили его внедрять в массовую практику, должно пройти соответствующую апробацию, быть отработанным до мелочей. Когда матч разбивается на отрезки и арбитр в течение 4-х-5-ти минут думает сам или слушает советы помощников, с моей точки зрения, это играет против футбола, наносит ущерб целостности игры. Тем более паузы влияют на команды по-разному. Возможно, был момент, когда одной команде, чтобы дожать другую, оставалось совсем немного. А продолжительная остановка дает передышку, позволяющую противнику восстановиться, выровнять игру.
 
Справедливость в футболе крайне важна, но игра воспринимается как зрелище и не должна разрываться на эпизоды. Это наиглавнейшая проблема из ныне существующих. Судьи не совсем готовы к тому, чтобы оперативно принимать решения. Кроме того, выскажу, быть может, совершенно кощунственную вещь, но мне кажется, что в отдельных случаях «ВАР» могут использовать для неспортивных манипуляций. Решения принимаются, и их никто не объясняет, а они временами носят очень странный характер. Я в этом убедился на студенческом чемпионате Европы в Мадриде, некоторые решения были чрезвычайно странными. В одной из встреч случился эпизод, когда мы перешли в атаку, чуть не забили гол. После этого судья отправился смотреть видео… и назначил пенальти в наши ворота за нарушение, произошедшее еще за несколько минут до остановки игры.
 
Будь моя воля, я бы «ВАР» так тотально не внедрял. Вспоминаю эпизод из чемпионата мира-1966, когда советский боковой судья Тофик Бахрамов в финальном матче между Англией и ФРГ уверенно показал главному рефери, что взятие ворот немцев после отскока мяча от перекладины было. А мяч линию ворот на самом деле не пересек. Тогда Бахрамов стал национальным героем Англии, и понятно кем в Германии. Так вот, автоматическую фиксацию взятия ворот я бы ввел за практику, а над всем остальным стоило бы подумать. Повторю, футболу столько лет, что он заслужил право не переживать революций.
 
- По-вашему мнению, главные революции в футболе, которые не касались бы судейства?
- На коротком отрезке команда, которая произвела на меня самое ошеломляющее впечатление, — это, безусловно, сборная Голландии начала 70-х годов. Как апогей, чемпионат мира-1974 в Германии. Этот тотальный футбол голландцев был действительно «взрывом мозга». С точки зрения революционности, он вообще не имеет аналогов. Таково мое личное мнение. Естественно, я помню всех футболистов, не только Йохана Круиффа, которого позже стали называть Кройфом. Вся команда «оранжевых» добилась тотальной взаимозаменяемости на поле, когда защитник мог стать нападающим и наоборот. Это хаотическое, бессистемное на первый взгляд движение могло закружить голову кому угодно. Хорошо помню финальный матч против Германии. Голландцы забивают первый гол совершенно легко, а дальше как бы и не знают, что делать - всё настолько просто им дается. Однако они недооценили, с кем играют. Не зря англичанин Гари Линекер как-то сказал очень верную фразу: «В футбол играют 22 человека, а побеждают немцы». Хозяева смогли переломить этот «организованный хаос» соперника и победили 2:1. Но голландская команда для меня остается самой непревзойденной за всю историю футбола! Ничего более интересного, революционного и совершенного я не видел. То вообще был год потрясений. На чемпионате мира-1974 была еще одна замечательная команда. Она играла в несколько другой футбол, но тоже очень классный. Как ни странно, это сборная Польши. Помню ее игроков - Владислав Жмуда, Роберт Гадоха, Гжегож Лято, Казимеж Дейна
 
Возможно, предвосхищаю ваш вопрос. Многие рассуждают о лучшем футболисте в истории. Я здесь нисколько не оригинален - это Пеле. Я его помню по чемпионату мира в 1970 году в Мексике. Пеле был небожителем! Не то, чтобы первым среди равных, он был НАД ВСЕМИ.
 
Если брать советский футбол, выделил бы микро-отрезки. Снова вернемся к тбилисскому «Динамо» начала 80-х. Великая команда! Буквально накануне нашего с вами разговора я просматривал эпизоды победного Кубка Кубков. Господи, ну какие невероятные таланты!.. Кипиани - это что-то из ряда вон. Но и другие футболисты были под стать. Это была действительно команда. Ну и, конечно, назову киевское «Динамо», завоевывавшее Кубок Кубков в 1975-м и 1986-м.
 
Что касается сборной СССР, выделю чемпионат мира 1986 года и Евро-1988. Это был футбол самого высокого уровня. В первом случае, я считаю, нам судьи помешали, когда наша сборная уступила в плей-офф Бельгии. В 1988-м голландцы оказались в финале более мастеровитыми и удачливыми. Наши здорово сыграли и на групповом этапе, и в полуфинале. Причем, речь не о результате, а качестве игры, которое команда показывала в те годы. К сожалению, что касается российского периода, я не могу выделить эпизод в игре сборной, произведший бы на меня глубокое впечатление. Понятно, что я болею за нашу команду, но такого восторга, как я испытывал от советских клубов и сборной, увы, пережить не могу. Надеюсь, пока.
 
- И даже Евро-2008 не выделяется?
- И даже Евро-2008… Да, это был всплеск. Знаете, если бы тот чемпионат Европы был на советском фоне, мы бы о нем вообще не говорили. Но он случился на фоне откровенно неудачных выступлений нашей команды. Я приведу интересный пример. Сборная СССР дебютирует на чемпионатах мира в 1958 году, команда выходит в четвертьфинал, где проигрывает Швеции, хозяевам и будущим финалистам. Это считается большой неудачей. В 1962-м подвергают обструкции Яшина, когда сборная снова остановилась в четвертьфинале. То, что команда вошла в 8-ку сильнейших команд мира, опять выглядит неудачей. Потом сборная СССР становится 4-й в Англии - это лучший результат. В 1970-м в Мексике опять выбывает в четвертьфинале, уступив Уругваю. Снова говорится, что команда выступила слабо. Видите, как высоко была поднята планка. Ведь была раньше победа на Олимпиаде-1956 в Мельбурне, триумф на первом Кубке Европы в 1960 году.
 
Говоря о Евро-2008, мы как-то опускаем, словно этого и не было вовсе, что сборная России там дважды уступила испанцам - 1:4 в первом матче турнира и 0:3 в полуфинале. Я могу вспомнить 1972 год, когда сборная СССР на чемпионате Европы вышла в финал и проиграла немцам в Мюнхене 0:3. Так чуть не казнили футболистов! Не забуду фразу, которую сказал вратарь Евгений Рудаков. По возвращении домой сборная спускались по трапу самолета, а известный впоследствии тренер Анатолий Байдачный, которому тогда было 20 лет, демонстративно показывал, какой он в Германии купил ремень с бляхой. Так вот Рудаков сказал, что он этим ремнем Байдачного бы и отпорол! Настолько были велики разочарование и дискомфорт, а ведь команда стала 2-й в Европе.

Четвертьфинал с голландцами на Евро-2008 мы смотрели вместе с Иваном Александровичем Перонко. Помню нашу радость от победы и реакцию в городе. Краснодар мгновенно превратился в карнавальную площадку. Но я бы не сказал, что футбол, показанный на Евро-2008 сборной России, в целом был таким уж запоминающимся, кроме матча с Голландией.
 
- Возвращаемся к футболу. Мы говорили как раз об эстетике игры. Значит, вы, в целом, разделяете взгляды на футбол Сергея Галицкого?
- В значительной степени - да. Всё-таки красота должна доминировать в футболе. Возьмем клуб из недавнего прошлого - пермский «Амкар». Команду помню. Помню, что все футболисты были высокими, все бежали, хорошо играли головой. Но, если меня попросят назвать пару-тройку лучших игроков, я испытаю сложность. Я их попросту не помню. Команду, в целом, представляю визуально, но не было выделяющихся из общей массы личностей. Которые бы делали что-то такое, чего не могли другие. Возвращаясь к тому, почему я в свое время запомнил Евгения Бузникина. Я его увидел впервые не в «Кубани», а в Тихорецке на стадионе «Труд». Он с мячом делал то, что остальные 21 человек сделать вообще не могли. Я не понимал, как это может происходить. В футболе такие вещи всегда привлекают. При том, что это командная игра, но непременно должны быть личности, которые фокусируют на себе внимание и повышают зрелищность.
 
- С Сергеем Галицким, выпускником КубГУ, вы хорошо знакомы?
- Мы знакомы. Не скажу, что близко, но иногда встречаемся, общаемся на темы футбола или обсуждаем университетские проблемы. Я испытываю огромное уважение к Сергею Николаевичу. Понимаете, в нашей жизни есть масса людей, являющихся «генераторами идей». Причем, эти идеи достаточно интересные, однако по прошествии многих лет жизни я испытываю от многих таких людей разочарование, потому что очень часто, несмотря на генерацию идей, они не в состоянии их реализовать. Воплотить идею в жизнь - колоссальный труд. Преклоняюсь перед Галицким за то, что у него не только возник план действий, но и он смог его последовательно реализовать и реализует дальше. С моей точки зрения — это самое ценное. В данном случае нынешний проект Галицкого - совершенно беспрецедентный. Это понимают и люди за пределами нашей страны. Прошлым летом в Мадриде на студенческом чемпионате Европы ко мне подошла русскоговорящая девушка из Базеля (мы как раз играли против университета этого города). Она гражданка Швейцарии, стажировалась в Москве, хорошо владеет русским языком. Она была в России всего год, и то в столице, но знает Галицкого и его проект. Да и отзывы испанской сборной, которая базировалась в Краснодаре во время чемпионата мира-2018, всё это подтверждают. Считаю, нам невероятно повезло, что в Краснодаре есть такой человек. Для меня вдвойне приятно, что он является выпускником КубГУ.
 
- Насколько я знаю, минувшим летом он помог университету уложить новое поле на стадионе.
- Так и есть. Я понимал, что у нас готовится большой комплекс мероприятий к 100-летию вуза, соответственно, предстоят большие расходы, и трудно будет найти деньги на реконструкцию поля. А делать это необходимо, потому что степень изношенности за 10 лет нещадной эксплуатации, была фактически 100-процентной. И я обратился к Сергею Николаевичу. Безмерно благодарен, что он не просто решил эту проблему, а сделал это практически мгновенно. Первый разговор с Владимиром Леонидовичем Хашигом, гендиректором ФК «Краснодар», состоялся в конце июля, а уже в середине августа строители приступили к реконструкции. В начале сентября поле было готово. Мы бы никогда не сделали это в столь сжатые сроки, поскольку в этом случае требовались бы продолжительные конкурсные процедуры. Галицкий сделал прекрасный подарок для КубГУ. Сергей Николаевич готов оказывать помощь университету и далее. Существует проект, связанный с ботаническим садом КубГУ. Речь идет об оранжерее для тропических и субтропических растений. Если всё получится, это будет прекрасный подарок для университета.
 
Есть и некоторые другие проекты, над которыми мы трудимся. К сожалению, ситуация с коронавирусом замедлила работу. С одной стороны, это меценатство. С другой, есть и иные направления, которые носят взаимовыгодный характер, когда мы тоже можем принести пользу ФК «Краснодар». Такие проекты есть, но о них пока говорит рано, они еще не реализованы.футболу

- Если говорить о делах насущных, Михаил Борисович, сложившаяся ситуация с коронавирусом наносит удар по учебе, спорту. Некоторые профессиональные клубы даже вынуждены закрываться. Может ли это отразиться на студенческих командах?
- Если говорить о самом существовании студенческих команд, то эта ситуация, с моей точки зрения, на них не очень отразится. Они будут сохранены. Но период бездействия, когда нет возможности продуктивно тренироваться, скажется на уровне. Есть другой момент: с высокой долей вероятности можно сказать, что сезон в НСФЛ в отличие от профессионального футбола может быть не завершен. Его организация - достаточно сложная процедура. Она выстраивается по принципу домино, когда от одного шага зависит следующий. По тому сценарию, который был уже разработан, возобновление сезона планировалась сразу после майских праздников. Сейчас такой вариант, как мы понимаем, достаточно маловероятен. Если этого не случится, то соревнования как в Премьер-группе, так и Первой группе могут быть не завершены. Вот это может стать негативным последствием сложившейся ситуации. А география команд в НСФЛ очень широкая - от Калининграда до Владивостока. Такого нет даже в РПЛ. С учетом существующих сейчас транспортных проблем возникают большие сложности.
 
- Если предположить худший сценарий, как быть с итоговым положением команд в НСФЛ?
- Детально ситуация еще не обсуждалась. Это будет решать руководство Лиги. В премьер-группе участники должны сыграть по 15 матчей. Сейчас из 16-ти команд 4, включая КубГУ, провели по 9 игр, все остальные - по 6, то есть меньше половины. При таком положении вещей подвести итоги сезона по сыгранным матчам, с моей точки зрения, не совсем верно и не будет соответствует реальной картине в студенческом футболе. Если бы оставался только финальный турнир и команды сыграли бы по 12 из 15-ти матчей, тогда можно было бы говорить на эту тему. Пока сохраняется небольшой шанс на завершение сезона, все рассчитывают на то, что это произойдет. Посмотрим, не будем загадывать.
 
- Я обратил внимание, что в НСФЛ можно встретить много названий вузов в чью-то честь - имени Канта, Чернышевского, Плеханова. Может быть КубГУ назван чьим-то именем в обозримом будущем?
- Это интересный вопрос! Мы работу по 100-летию начинали еще в прошлом году. В ходе проведенного большого исследования у наших историков возникло предложение рассмотреть на ученом совете университета вопрос о присвоении КубГУ имени ректора-основателя - Никандра Александровича Маркса, генерала царской армии и крупного ученого, занимавшегося археологией, палеографией, историей. Я считаю, что это не является самоцелью, но мы рассмотрим данный вопрос. Нам важно понимание не только ученого совета, но и мнение коллектива университета. Это вовсе не означает, что КубГУ будет присвоено имя того или иного государственного деятеля, деятеля образования или первого ректора. Кстати, могу сказать, что в нашем вузе есть пример, когда один из факультетов - юридический - носит имя профессора Александра Алексеевича Хмырова. Он участник Великой Отечественной войны, декан-основатель факультета, где проработал всю жизнь. Он совсем недавно ушел из жизни в возрасте более 90 лет. И мы приняли решение о присвоении юридическому факультету его имени. Так что прецеденты внутри вуза есть.
 
- Я вспоминаю историю из своего обучения в КубГУ. Году в 2004-м на паре физвоспитания с нами занимался тренер по гиревому спорту. Он сказал, что с гиревиками в университете всегда дело обстояло хорошо, в отличие от футболистов, которые, далее цитирую точно, «даже пианистам проигрывают». С тех пор многое изменилось. КубГУ - сильнейшая команда страны, трижды становилась лучшей в Европе. 12 лет назад вы ожидали, что примерно будет?
- Честно скажу, когда я пришел в КубГУ, не мог предположить, что у нас будет такая команда и получится то, что получилось. Откровенно, я об этом даже не думал. Футбольный проект, возникший в университете, это, своего рода, подарок судьбы.
Я никогда не забуду первую встречу с футбольной командой КубГУ. Было это летом 2008 года. Я шел в столовую, ко мне подошел мужчина и попросил сказать несколько напутственных слов футбольной команде, отправлявшейся на соревнования в Азов. Я подошел к нашему маленькому автобусу, где сидели, одетые кто во что горазд, человек 14. Мне, честно сказать, стало как-то не по себе. Конечно, я сказал им теплые слова и пообещал встретиться после возвращения. Прошла неделя - они вернулись. Этот мужчина ко мне подошел снова. Как вы догадываетесь, им был Сергей Сулейманович Горбачев, главный тренер команды. Выяснилось, что ребята практически ничего не имели, не было даже одинаковый формы. Поле не выдерживало никакой критики. В районе угловых рос бурьян высотой по пояс, середина была выбита в пыль. В таких условиях занималась горстка футболистов. Мы тогда поговорили, ребята подарили мне футболку сборной КубГУ с первым номером, которая до сих пор сохранилась в моей коллекции. По сути дела, та встреча была отправной точкой создания ФК «КубГУ». Тогда же мы начали реконструкцию поля, вырыли котлован глубиной метр, уложили «подушку», искусственное поле. 12 ноября мы открывали новое футбольное поле товарищеским матчем. Встречались студенческая команда и сборная преподавателей, за которую выступал я на позиции вратаря. Конечно, появление в КубГУ современного футбольного поля стало катализатором развития футбола в вузе. Можно даже сказать, оно породило футбольный бум.
 
- И результаты не заставили себя ждать.
- Я тогда не представлял, какая существует система соревнований в России и Европе. Мы просто делали первые шаги, последовательно - победили на юге России, вышли в финал всероссийских соревнований, проходивший в Сочи. В решающем матче смогли победить в упорной борьбе соперников из Северо-Кавказского горно-металлургического института (Владикавказ) 1:0. Стали чемпионами страны и завоевали путевку на чемпионат Европы, в котором наша команда никогда не участвовала. Сама мысль, что предстоит ехать в Варшаву, была удивительной. Мы не знали, как всё организовать, подготовиться. Наняли автобус и отправились в 2010 году в польскую столицу. Для дебютантов выступили неплохо. В четвертьфинале уступили хозяевам и заняли в итоге 7-е место. Мы получили бесценный опыт, поняли, что нужно менять систему подготовки. Увидели, что, например, турецкая команда приехала со своим массажистом, у других были врачи. Мы сделали выводы и стали выходить на другой уровень. Уже на следующий год в Стамбуле КубГУ впервые среди российских вузов завоевал бронзовые медали. После того турнира мы встретились с командой, и я сказал фразу, которой сам поначалу испугался: «Нам надо думать о том, чтобы стать лучшей студенческой командой Европы». Глаза ребят были полны недоумения, я сам подумал, что, может быть, сказал лишнее…
 
Тем не менее, мы стали готовиться, укрепляться, вести селекционную работу. Команда становилась сильнее, и в 2014 году в Роттердаме собрался, пожалуй, самый наш сильный коллектив за всю историю. Настоящая «дрим-тим»! В ней выступали ныне игрок сборной России Николай Комличенко, талантливый Андрей Батютин, хладнокровный Виталий Шахов, неуступчивый Буньямудин Мустафаев, да и все футболисты были как на подбор! Мы победной поступью прошагали тот чемпионат. Выиграли все матчи, только в одном была разница в 2 мяча, в остальных громили соперников. Те чувства сложно передать. Радость, гордость, невероятный подъем!.. И мы осознали, что можем входить в число лучших постоянно. Потом в Осиеке мы были 2-ми, в Загребе - 3-ми.
 
- Вторая победа случилась в Порту.
- В 2017-м был совершенно незабываемый турнир! Наверное, наш состав был поскромнее, чем когда-либо, но за счет невероятной самоотдачи, желания победить, характера удалось стать чемпионами. Поэтому победа в Порту стоит особняком. В стартовом матче уступили Университету Бордо. И если бы затем не выиграли у хозяев в последнем поединке группового этапа, то впервые не вышли бы в плей-офф. Матч проходил при ураганном ветре, мы смогли не только выстоять, поскольку португальцы доминировали большую часть встречи, но и забить решающий гол. Сильный удар Владислава Тюфякова метров с 35-ти, и мяч по ветру буквально вонзился в ворота, вратарь соперников не успел даже руки поднять. Мы удержали победный счет. А потом дошли до финала, где встретились с другой французской командой - Университетом Лилля. В первые 15 минут всем казалось, что они нас просто сомнут. Но в середине тайма в одной из редких атак Олег Правило ударом метров с 25-ти поразил цель. И напор французов, словно по мановению волшебной палочки, ослаб. Игра стала равной. За 5 минут до конца мяч оказался в наших воротах, счет сравнялся. Психологически это было сложно пережить. Французы были воодушевлены, они вернулись, можно сказать, в начало матча, заиграли на высоких скоростях. Нам удалось сдержать их натиск, и в конце овертайма Правило снова забил гол, отправив мяч под перекладину. И сил на решающий навал у Лилля не хватило. Победа была противоположностью триумфу в Роттердаме, где всё было на «широком шаге». Но мы были невероятно счастливы!..
 
- Следующий успех пришел через 2 года в Мадриде.
- Перед этим в Коимбре, к сожалению, заняли только 5-е место и не попали на первый студенческий чемпионат мира, куда отбиралась четверка лучших. В четвертьфинале мы уступили будущему победителю турнира - хорватам из Университета Сплита. Более футбольного города, чем Мадрид, сложно найти в Европе. Эта победа тоже очень значимая. В полуфинале одолели испанцев, наших постоянных соперников из Университета Альмерии. Мы победили в серии пенальти. Проиграй испанцам, наши болельщики посетовали бы, но никто не сказал бы плохого слова. В финале нашим соперником оказалась команда Тернопольского национального педагогического университета (Украина), которому, как все понимали, уступить мы не имели права. Матч был невероятно трудным. На протяжении турнира мы испытывали давление судей, часто оставаясь в меньшинстве. И в начале второго тайма финала при счете 1:1 произошло удаление в наших рядах. Тем не менее, оставшись в меньшинстве, мы переломили ситуацию. За счет проявления воли, характера смогли выиграть - 4:2. Употребил бы слово «перекусили» соперника, хотя у него было запредельное желание победить. К слову, после победы в Роттердаме нас чествовали на стадионе «Кубань», после Мадрида - на стадионе ФК «Краснодар» в перерыве матча с «Рубином». Запоминающееся событие. Как некая вершина признания для ребят.
 
Всем причастным к нашему футбольному проекту я бесконечно благодарен. В студенческом футболе повышенная интенсивность матчей - в Европе проводится 6 матчей за неделю, в НСФЛ мы играем микро-турнир 3 дня подряд. Если не иметь 20 человек, которые могут в любой момент выйти на поле или безболезненно провести ротацию, играть бессмысленно. В профессиональном футболе не так, в заявке на чемпионат мира 23 человека - и всё равно есть явное разделение на основных и запасных. У нас иначе. Конечно, кто-то несет большую нагрузку и ответственность, но играют все. У нас большая команда и за пределами поля. Есть и врач, и массажист, и администратор. Мы уже многому научились. Важен каждый человек, все знают обязанности. Тут не бывает мелочей. Стоит кому-то одному не сработать и результата может не быть.
 
- Михаил Борисович, вы упомянули, что играли в товарищеском матче со студентами на позиции голкипера. А сами выступали на каком-либо уровне?
- Это интересная история! В детстве я увлекался разными видами спорта. Правда, не могу сказать, что добился больших успехов. Я занимался легкой атлетикой, имел 2-й взрослый разряд в беге на 800 и 1500 метров. В игровых видах спорта - футболе и гандболе - был вратарем. Тогда были прекрасные футбольные соревнования - «Кожаный мяч». Принимал участие в них. Тем более, однажды в Сочи, примерно в 1974 году, я стал чемпионом края в этом турнире. В финале «Торпедо» из Тихорецка (наш руководитель работал на машиностроительном заводе, отсюда и название) победило «Старт» из Краснодара. Наших соперников тренировали тогда молодые люди - братья Завьяловы. Валерий Владимирович нынче является директором Академии футбола. Через пару лет после того успеха я приезжал на «Кожаный мяч» в качестве помощника тренера, и мы младшим возрастом снова победили в финале, на сей раз команду «Стартенок». Поэтому заочное знакомство с Валерием Владимировичем произошло еще тогда. Много лет спустя я ему напомнил о тех матчах. В университете я футбол сменил на гандбол. Ручной мяч был очень популярен. Максимова уже не было, из плеяды знаменитых гандболистов здесь оставались - Иван Левин, Сергей Покуркин, Анатолий Скоробогатов. Заведующим кафедрой физвоспитания работал Геннадий Иосифович Барышев. Такой мой спортивный путь…
 
- Самый волнительный матч не с участием КубГУ?
- Сложно выделить один. Назову 2 матча, которые мы уже вскользь упоминали. Во-первых, СССР - Уругвай на чемпионате мира-1970. Турнир как будто был вчера! Я помню свои слезы, когда мы уступили Уругваю в четвертьфинале 0:1. Была равная игра, растянувшаяся на 120 минут. На 119-й минуте футболист Уругвая выносит мяч, ушедший за пределы поля почти на метр, к нашим воротам. Все игроки сборной СССР остановились видя, что мяч покинул пределы поля, один только голкипер Анзор Кавазашвили пытался достать мяч, а нападающий Эспарраго Видела выпрыгнул и головой поразил ворота. Наши футболисты бросились доказывать, что мяч ушел. У меня был шок, потрясение, когда арбитр указал на центр. Я действительно тогда рыдал, сложно было утешить. Как будто я потерял всё в своей жизни. Такое коварство, такую несправедливость мне, 11-летнему, пережить было сложно.
 
Похожее разочарование было в 1986 году, когда на чемпионате мира в 1/8 финала мы проиграли Бельгии 3:4. И это несмотря на хет-трик Игоря Беланова! Но 2 мяча в наши ворота были забиты из положения «вне игры». Я был взрослее и уже не выражал эмоций в крайней форме, но чувство горечи было невероятным. Команда играла на том турнире прекрасно. До сих пор помню стартовый матч против Венгрии, когда мы выиграли 6:0, а первый гол забили на 43-й секунде (отличился Павел Яковенко, - прим.С.Б.). Когда говорят о футболе Лобановского, 1986 год, на мой взгляд, это пик. Команда была готова так, что футболисты бегали, как ракеты, показывали невероятную слаженность действий. У венгров тоже была очень хорошая команда, но противостоять советской сборной она не смогла.
 
- Тогда вопрос в противовес - самые счастливые матчи?
- Они все связаны с командой Кубанского госуниверситета. Это наши 3 европейские победы. Если брать футбол в целом, все победы, прежде всего, советского футбола, а также триумфы ЦСКА и «Зенита» в еврокубках в российский период. Из них я не могу выделить какой-то один. Футбол не является моей профессией, но представить свою жизнь без него я вообще не могу. У меня в кабинете есть мини-музей, футбольная коллекция - это для меня какая-то отдушина. Я на работе провожу в среднем 12-14 часов ежедневно. Когда смотрю на коллекцию, это может меня как-то уравновесить и позволить дальше трудиться.